Диплом ижгту фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Переводческие факультеты и языковые вузы Москвы, готовящие


фото ижгту диплом

2017-09-21 01:45 В 2017 2018 учебном году на подготовительном отделении ИжГТУ имени МТ Калашникова Переводческие вузы России, стран ближнего и дальнего зарубежья Указатель сайтов




Если девушка говорит, что мы несовместимы по гороскопу, я для себя тоже делаю вывод, что мы несовместимы — по мировоззрению.


Везде нельзя днём смотреть по телевидению то, что показывают ночью, у нас же нельзя ночью смотреть то, что показывают днём.






Дню Победы посвящается... Отговорила роща золотая, И все покрыто палою листвой... Бутылки из-под листьев выгребая, Идет дедок с потрепанной сумой. Патрульно-постовой наряд не тронет Привычного, как дождик, старика; Порою на ходу смешок обронит Иной ханурик, выпивший слегка, Да пацаненок, чуждый пацифизма, Засунет пальцы в рот и засвистит, А дед плывет, как призрак коммунизма, И лишь себе под чоботы глядит... Снимите, люди, шляпы виновато, Когда шагает в сумерки герой: Он - в ранге Неизвестного солдата - Остановил фашиста под Москвой, Пред ним склонились Вена и Варшава, Ему сдалась в Берлине вражья рать... Он заслужил в стране родимой право - Себе на хлеб бутылки собирать. ...И он уходит в отблеск обветшалый. А в небе, не прощая ничего, Струится журавлиный клин усталый. И в том строю есть место для него.


Наверно, старые люди особенными глазами смотрят на свой город – эта история посвящена цирку, на месте которого сейчас комаровский рынок Владивостока, давно сгоревшей школе, на месте которой развороченный пустырь, и военкомату, на месте которого торговый центр «Изумруд». Мой любимый преподаватель Александр Григорьевич Суханов всё ещё бодрой лёгкой походкой ходит каждый день по улице Суханова, на которой он собственно живёт, мимо дома-музея Суханова через парк Суханова мимо монумента Суханову – всё это в честь его знаменитого революционного дяди, по легенде сожжённого японцами в топке паровоза. Школьные годы Александра Григорьевича пришлись на 30-е. На больших переменах и после занятий ученики бегали в цирк через дорогу и прыгали там из-под купола на батут, забирались по канатам и выделывали фигуры высшего пилотажа на цирковых кольцах. Администрация в лице старенького сторожа легко разрешала ребятам прыгать, летать и карабкаться хоть до полного опупения – днём здание цирка всё равно пустовало. К десятому классу А. Г. чуть не стал профессиональным воздушным гимнастом – гастролирующая труппа позвала с собой, родители с трудом отговорили. Как он вспоминает, в цирке восхитительно пахло свежими опилками. Ни одного погибшего или покалеченного на этих упражнениях так и не случилось, хотя вскоре погиб почти весь их школьный выпуск – война началась на следующий день после выпускного вечера. Они сильно тогда не выспались, всю выпускную ночь до утра пробродили со своими девушками. Когда по радио объявили германскую войну, все не сговариваясь похватали котомки и пришли к военкомату. Там уже стояли сотни, если не тысячи молодых парней, тоже пришедших, не дожидаясь повестки. Парни держались бодро и весело, их девушки и мамы почему-то плакали. Многие из одноклассников Александра Григорьевича попали в авиацию – с вестибулярным аппаратом и реакцией у них после цирка всё было в порядке. Я живу рядом с комаровским рынком, бывает захожу туда за всякими корнеплодами. Однажды я не выдержал, задрал голову не несуразно высокие для рынка потолки и попытался представить, как летали эти замечательные ребята над нынешними прилавками с редиской и морковкой. Пока мой сын был маленьким, его главной детской мечтой было попрыгать на крошечном батуте в детском центре неподалёку – десять минут сто рублей. С семи лет его туда не пускают – батут порвётся, или придавит чего доброго трёхлетку. Безопасность превыше всего. Сейчас А. Г. под девяносто, он остается очень общительным и легко пускается в интереснейшие воспоминания на любые темы своей большой жизни, но вот две темы старательно обходит – своего знаменитого дядю и своё участие в Великой Отечественной войне. Уже спустя многие годы после университета я узнал, что у него есть ордена и медали, за плечами более сотни боевых вылетов – мой тихий преподаватель астрономии был оказывается пилотом пикирующего бомбардировщика. В ответ на мой прямой вопрос про эти годы он ответил лаконично – после цирка было не так страшно…